Зена королева воинов смотреть онлайн
Удивительные странствия Геракла
Новости
О сериале
Актеры и персонажи
Описание серий
Фото, обои, онлайн видео, музыка
Скачать
Смотреть онлайн
Зена: Королева Воинов >>> Анонсы, новости, статьи, интервью >>> Интервью с Люси Лоулесс

Интервью с Люси Лоулесс

2 марта 1999 г.

Зена и Габриель долго смотрят друг на друга любящим взглядом, а потом сближаются и соединяют свои губы в страстном поцелуе.

Очередной эпизод повсеместно известного сериала "Зена - Королева Воинов", рассказывающем о воинственной, одетой в кожу, мифической героине и ее обаятельной подружке? Если бы! Нет, такие романтические моменты происходят в месте не менее фантастическом, чем сама Зена - в киберпространстве. В Интернете рьяные поклонники сериала создали сотни сайтов, на которых они обсуждают своих любимых героев, размещают фотографии и статьи, играют в игры, бесконечно анализируют вероятный лесбийский "подтекст" в отношениях Зены и Габриель, и сами создают свои собственные истории. В этом новом направлении, известном, как альтовые фанфикшины, отношения Зены и Габриель заходят так далеко, как только захочет автор, написавший историю.

Продюсеры шоу, включая "открытую" лесбиянку, со-продюссера Лиз Фридман, проявляли терпимость и даже поддержку таким авторам. "Каждый поклонник сериала помогает его развитию, и Интернет является идеальной средой для объединения и общения фанатов." говорит Фридман. В действительности, именно дискуссии в Интернете поспособствовали появлению сознательного подтекста.

"Я думала, это будет маловероятно, что кто-либо может подумать, что Габриель и Зена - лесбиянки" - говорит Фридман. - "Мне казалось, что лесбиянки довольно невидимы для общества - кому уж не знать, как не мне - я сама была невидимой. Мы приходим в магазин, и все говорят "Вы сестры, да ведь?". Впервые такую интерпретацию сериала мы услышали в Интернете, а затем нас это увлекло.

Конечно, ни одна из таких фантазий не смогла бы появиться без такой потрясающей женщины, как Люси, которая вдохнула жизнь в свою героиню. Мы поймали ее по телефону в Окленде, где она живет со своей дочерью Дейзи и мужем Робом Тапертом (на момент написания статьи). Речь ее была с новозеландским акцентом, который она искусно скрывает, играя Зену.

- Очевидно, что интернетчики были очень дружелюбны к Зене, и, похоже, что продюсеры одобряли создание многочисленных веб-сайтов. А вы просматривали сайты о сериале?
- Вчера я зашла на какой-то сайт и была поражена: У них были мои фотографии, которые даже я сама не видела! Это просто меня потрясло! И я совсем недавно начала пользоваться электронной почтой, и теперь каждый вечер просто умираю - так хочется получить письмо от кого-нибудь! Похоже, надо будет самой начинать писать письма.

- Друзьям или людям в Интернете?
- О, нет, друзьям.

- Как тебе удается сохранять анонимность в Интернете?
- Ну, я не хожу по чатам.

- Однако, один раз ты зашла туда, зарегистрировалась под ником "Геракл" и критиковала Зену.
- Да, было дело, но меня быстро отшили, причем довольно резко. Было забавно и немножко пугающе. Я не знала, то ли мне обидеться, то ли радоваться. Но Интернет - действительно, детище нового тысячелетия.

- А фанфикшины ты читала?
- Давно уже нет. Как-то я читала одну историю, там, где Синди Кроуфорд встречается с Зеной, и Зена думает, что у нее на лице прилип кусок шоколада, и пытается шакрамом отшкрябать родинку Синди. Кстати, очень красивая родинка - нам бы не хотелось, чтобы она ее лишилась. Но есть и совсем странные фанфикшины.

- Каково это - будучи гетеросексуальной женщиной, знать, что являешься иконой для лесбиянок?
- Правда? Класс! Думаю, очень здорово быть частью того, что становится иконой. Потрясающе! Удивительный опыт в жизни! Не всем это удается. Мне никогда не было от этого некомфортно. Я знаю много геев и лесбиянок, и они такие же хорошие, как и другие люди, с которыми я встречалась. А может и лучше! С какой стати мне стесняться того, что я играю роль, с которой они так сильно идентифицируют себя?

- Ну а каково чувствовать себя предметом чьих-то фантазий?
- Я никогда не думала об этом таким образом (смеется). Наверное, я просто отделяю себя о Зены, а Зена может быть предметом фантазий любого. Я хочу сказать, она и моя фантазия, в том смысле, что она не существует, и это просто часть того фантастического мира, в который я ступаю каждый день, наложив грим. Я не ощущаю себя ей, пока не заработает камера.

- Значит, ты думаешь, что люди мечтают не о тебе, а о Зене?
- Ну да. А как иначе? Они меня не знают. Ну, может и знают. Такое случается с кино-редакторами - это профессиональное заболевание. Они думают, что знают тебя досконально, хотя ни разу не встречали тебя, потому что видели все твои дубли, все твои проколы, все плохие и хорошие дни. И когда ты встречаешься с ними, странно себя чувствуешь, потому что возникает ощущение какой-то фамильярности. Хочется сказать "Ты слишком близко подошел - уходи. Я не знаю, кто ты". Им приходится трудно - надо себя сдерживать, иначе люди будут отстраняться от них.

- Как ты думаешь, веб-сайты помогают сдерживать фантазии, ведь ты делишься ими с кем-то, вместо того, чтобы сидеть с ними в одиночку?
- Наоборот, они могут сделать их более реальными.

- Но я знаю, что публичным людям приходится беспокоиться насчет больных фанатов, и я не знаю, в Интернете таких больше или меньше.
- Я не так часто хожу в сеть, чтобы знать наверняка. Фанатизм несет с собой и хорошее и плохое - 95% хорошего, 4% под вопросом, а 1% - просто из рук вон плохо.

- Есть какие-нибудь места в Интернете, которые были бы твоей фантазией?
- Мм, я бы хотела увидеть интервью Actors studio с великими актерами. Наверное, я получаю свою долю фантазий, когда выхожу на работу. А в остальное время я занимаюсь обычными делами.

- Когда ты была ребенком, мечтала ли ты нарядиться супер-героем?
- В то время, когда я была маленькой, были ковбои и индейцы, так как я проводила много времени с братьями. Мы мастерили луки и стрелы. У меня в обычной жизни было много героев, так что я не тяготела к героям телевизионным.

- Кто был твоим героем?
- Моя мама. И еще была женщина в красном пальто в церкви. Вид у нее был очень хрупкий, но она была высокая, с длинными, светлыми волосами. Будучи ребенком, я думала, что она самое красивое творение на планете, и она была тем, кем я хотела быть. Я всегда хотела быть "безнадежно красивой" или "пугающе интеллигентной" - как в книжках Соммерсета Моэма. Но никто никогда не говорил так обо мне. Мне кажется, надо быть томной, хрупкой, аристократичной, чтобы тебя называли "безнадежно красивой". Этого не случилось, но это подсказало мне направление.

- Но ты вызывала отклик в сердцах людей, создав очень мощный образ красивой и в тоже время сильной женщниы.
- Я очень польщена, что играю роль, в которой мне и Рени не нужно опускаться до уровня бродяг, понимаете. Приятно сознавать, что предлагаешь людям другой взгляд на вещи. Такое не часто происходит на телевидении.

- Я заметила, что когда ты позировала для журналов, например, для Эсквайра, ты принимала такие позы, которые ориентированы больше на мужскую аудиторию...
- Ладно, ладно - ты же не хочешь сказать, что у лесбиянок нет таких же наклонностей, в процентом соотношении!

- Ну, не то чтобы лесбиянки не могут смотреть на это с мужской точки зрения...
- Могу я это процитировать ?

- Смущенное хихиканье
- (смеется) Может, тогда, неправильно процитировать тебя, Мишель?

- Кажется, я начиталась слишком много аналитических статей! Но мне все же интересно, есть ли какая-нибудь разница в том , чтобы быть объектом мужских или женских фантазий?
- Нет, потому что это не подразумевает меня. Я просто одеваю необычную одежду и грим, и играю на камеру. Это совсем не соотносится с тем, кто я у себя дома. Роб и я разговариваем о школьных делах дочки, или "О боже, нам надо почистить фильтр в бассейне", "Не правда ли, здорово, что у нас есть бассейн", или "Пошли позанимаемся спортом" и "Чтобы ты хотел на ужин, дорогой?".

- Ты играла в лесбийском фильме "Персик" в 1994 году - как тебе эта роль?
- У меня была внешность, которую режиссер, Кристина Паркер - она была лесбиянкой - хотела для своего фильма. Что-то она почувствовала во мне. У меня не было никакого опыта; я не экспериментировала со своей сексуальностью или что-то такое. Я была молодая и зеленая и не знала, что делать с этой ролью. Мне кажется, что она немного неправильно подобрала меня на эту роль.

- Ты шутишь? Мне показалось, что ты была потрясающа!
- А мне показалось, что это был отстой. (смеется) Другая женщина, Маори, лесбиянка, и она здорово сыграла. Она была более естественна в этой роли, а я была просто молодой актрисой, слишком сильно пытающейся сыграть хорошо - вот что мне показалось. Таня (Саймон) не так сдвинута на карьере, и она просто была самой собой. Кино любит это - когда ты как рыба в воде в кадре. По каким-либо причинам я чувствовала, что не справилась со своей ролью.

- Но тебе не было неудобно в этой роли?
- Да нет, вообще-то нет.

- Прибавилось ли груза ответственности, когда Зена стала популярной среди лесбиянок?
- Нет. Похоже это расстроило некоторых людей, потому что мы на самом деле ходили на фестиваль гей-кино в Нью-Йорке, и нас там как-то проигнорировали. А все потому, что я взяла с собой моего тогдашнего мужа. Поначалу они все были заинтересованы во встрече со мной, до той поры, пока я не вынула мужа из шляпы. И все, как отрубило! Создалось впечатление, что они собрались получить Великую Белую Надежду лесбийской общины, но вместо этого они получили Великую Темную Надежду.

- У меня есть знакомая режиссер, она сняла фильм про лесбиянок, и одна из ее актрис, которая была гетеросексуальной, чувствовала себя очень неуютно, признаваясь в этом перед геями.
- Могу понять, почему она так чувствовала, даже из моего короткого опыта. Кто-то может среагировать, даже негативно - и тебя будут игнорировать, потому что тебе нечего дать им, когда они, как мне кажется, ждут актрису, открыто заявляющую о своей нетрадиционной ориентации, чтобы брать с нее пример. Так что, если ты натурал, тебе совсем необязательно становиться их Великой Белой Надеждой.

- Но люди же могут просто наслаждаться игрой актрисы!
- Ты предполагаешь, что все люди умны, что все воспринимают фильм на интеллектуальном уровне. Но большинство людей хочет просто чувствовать что-то, и если они хотят ощущать, что ты часть их сообщества...

- Что из себя представляют конвеншины сериала? Полагаю, туда приходит много лесбиянок.
- Ну, я не могу так сходу сказать, кто лесбиянка, а кто нет, но я тоже так думаю.

- А тебе нравятся конвеншины?
- Они меня завораживают! Все является частью богатого опыта, которого я сейчас набираюсь. Мое полотно ткется у меня на глазах, и я делаю всякие невероятные вещи. Ты человек действия, ты ходишь на конвеншины, твоя героиня воспринимается как пример для подражания. Я действительно ценю этот шанс, выпадающий один раз на десять миллионов!

- То есть, ты просто наслаждаешься ездой?
- Да, типа того. Я еду верхом на тигре, но я стараюсь получать удовольствие. Я знаю, что в один прекрасный день это кончится. Эти вещи не длятся вечно, так что я стараюсь не упустить ничего сейчас.

- Сколько еще лет ты планируешь играть Зену?
Л: Мое тело хотело бы играть ее год или два. Я люблю свою героиню, но физически это очень трудно! Уже подходит к концу четвертый год, и не было никаких проблем до начала четвертого сезона. Тогда я прошла через огромные изменения в себе, и мне пришлось вытягивать себя из болота, в котором я в итоге оказалась. Я просто потеряла свою любовь, свою движущую силу, свою энергию - и я пошла и купила себе несколько кассет с аутотренингом. Этими занятиями и вытащила себя, и теперь я снова на тигре и наслаждаюсь этим.

- Было ли это как-то связано с твоим тридцатилетием?
- Я не знаю. Может просто это одна из фаз жизни. Типа биологических часов. Тридцать лет - краеугольный камень в жизни женщины. А еще мне кажется, что это очень симптоматично на телевидении, где ты участвуешь в длинных сериалах. В третьем или четвертом сезоне ты испытываешь кризис, когда ты чувствуешь "Выпустите меня из этого тесного жилета!" И хотя мне удалось избежать именно этих чувств, я не знала, как снова испытывать радость от работы. Я все перепробовала. Потому что я всегда верила, что ты сам выбираешь, быть ли тебе счастливым. И мне нужны были новые уменья, так как то, что я пыталась предпринять, не срабатывало. Это был июль. Очень сложный период. Мне повезло, и я знала в то время, что мне повезло. У меня было все, чего я могла пожелать, но я была несчастна. Мне нужно было что-то изменить в себе, чтобы прожить следующие несколько лет моей жизни. И я уверена, что будет еще один переходный период. но я не хочу снова проходить его в спешке.

- Хотела бы ты иметь еще детей?
- Да, конечно

- Как Дейзи относиться к твоей роли Зены? Я слышала, что Зена очень популярна среди детей.
- Ей совсем не нравится чувствовать, что она теряет маму. Я никогда не даю автографов в ее школе.

- А фанаты в Новой Зеландии отличаются от американских?
- Да, не такие сумасшедшие.

А: А не-геи являются поклонниками Зены?
Л: Да, являются, но немного по-другому. Они не воспринимают это так персонально. Им нравится зрелище.

- А гетеросексуалы часто не замечают подтекста. Моя мама большая поклонница Зены, но она ничего не замечала, пока ее знакомый-гей не указал ей на него.
- Да, совершенно верно. Когда Рени приехала в Техас и как-то намекнула на подтекст, то все вокруг - семья, друзья, - хором говорили "Ты о чем это?" Они тоже не имели никакого представления о подтексте. Они не видели его. Это не было частью их жизни.

- Лиз Фридман говорила, что продюсеры не вводили подтекст сознательно вплоть до серии " Altared States".
- Да, пока пара лесбийских клубов в Нью-Йорке не подхватила эту "тему"

- А вы с Рени осознавали подтекст до того момента?
- Нет! Мы были так озабочены налаживанием наших отношений "Понравимся ли мы друг другу?" Потому что нам пришлось бы по крайней мере год провести вместе. Мы думали о наших отношениях, об отношениях Люси и Рени, а также со съемочной бригадой. Нам было чем заняться. Уже было показано шесть или восемь серий, когда до нас стали доходить заголовки газет. Я помню этот день! Я помню ту студию, в которой мы были, когда кто-то переслал нам факс, и мы просто рассмеялись! Мы не могли поверить тому выводу, который сделали некоторые люди! А потом мы подумали "Ну, наверное, это было очевидно", но мы не видели этого. Вероятно из-за того, что во время съемок наши мозги были сосредоточены совсем на другом. Мы думали о практических вещах, а не о фанатах, на той стадии.

- Люди действительно чувствуют любовь между героинями, не важно, подтекст это или нет.
- Да, она определенно существует. Я обожаю Рени! В одной серии она играла похищенную принцессу, и жена похитителя выглядела так же, как и она. И они сделали такие рисунки - средневековые, как иконы, и я взяла себе один домой. Дурацкий рисунок, но я храню его, потому что она мой друг! Рени - самый лучший партнер на съемках, о котором я могла только мечтать. Она такая веселушка, и я доверяю ей! Мы всегда будем друзьями. Мы через много прошли вместе. Мы можем рассказать друг другу все, что угодно, и я всегда могу рассчитывать на ее мудрый и разумный совет.

- И никто из вас ни разу не испытывал неудобства, играя чувства между Зеной и Габриель?
- Мы актрисы. Когда у нас есть сценарий, мы хотим воплотить его в жизнь. На самом деле нас это особо не касается, правда до тех пор, пока ты не думаешь "Стоп, мой герой так бы не сделал". Пока характеру наших героинь ничего не угрожает, мы будем играть нашу роль полностью. Рени так же чувствует склонность к режиссуре, и она снимет серию, когда мы снова начнем работу над сериалом. У нее будет забот полон рот! Это будет весело!

- Куда повернут их отношения?
- Я никогда не могу заглядывать дальше, чем на два эпизода вперед. Грядет уже давно ожидаемый раскол - между ними проляжет пропасть. Зена и Габриель могут стать злейшими врагами. Подумуай хорошенько и ты поймешь, что никто не может достать Зену лучше, чем Габриель. Они настолько хорошо знают друг друга, что это уже становится проблемой для сценаристов.

- А чем ты еще хочешь заниматься, в актерском плане?
- Я хочу сниматься в фильмах. У меня много предложений, но сейчас нет времени. После Зены посмотрим.

- В журнале National Enquirer была статья о Монике Левински, и в ней говорится, что она испытывала к тебе тайную страсть.
- Прекрати! Бедная девочка! Уверена, она этого не говорила. Ну, она могла...Но этот журнал - самый ненадежный источник информации на свете. Весь этот скандал - сплошной маскарад, и ужасный стыд для Америки.

- Новая Зеландия так бы никогда не сделала, правда?
- Ну, в Новой Зеландии все бы это узнали задолго до того, как это попало бы в газеты, потому что Новая Зеландия такая деревня. Коррупция в этой стране самая ничтожная, так как никому не удается ничего скрыть.

- Как то, что ты из Новой Зеландии, отразилось на твоем характере?
- Думаю, это дало прочность и способность быстро восстанавливать свои силы. Я редко жалуюсь - в колониальной стране это не поощряется.

- Другими словами, прекрасное подспорье для роли Зены?
- Да, наверное! Вроде, работает!

Поделиться с друзьями